Бөтә яңылыҡтар
Әҙәби тәнҡит
3 Апрель 2018, 12:53

Зулейха не открыла глаза или “галопом по истории” режиссера Айрата Абушахманова

Но Зулейха мне не открыла глаза! Не зря вспомнился мне этот случай про медведя именно тогда, когда я выходил из театра после просмотра представления “Зулейха открывает глаза”! Ведь у многих зрителей на лицах было написано то же самое недоумение, вернее – непонимание: на кого, на что должна была открыть глаза эта самая расшумевшаяся на весь мир женщина по имени Зулейха? “Вот посмотришь на историю страны в такой постановке, и сразу же обрадуешься тому, что у нас сегодня и еда на столе, и свобода, и спасибо Путину за это...” – объяснил весь суть этого большого представления в гардеробе один пожилой мужчина интеллигентного вида. Вовремя он сказал. Именно в такие моменты ощущаешь, какое страшное мы пережили в прошлом, и кого благодарить за то, что некоим чудесным образом лишь некоторым, в том числе и твоим родителям, удалось выжить. Спасибо режиссеру Айрату Абушахманову, конечно. Хотя сложнейшую историю нашего общества можно было показать по мотивам любых произведений о том периоде, да и без всяких мотивов... Материала, как говорится, хоть отбавляй! Ведь и в моем Белорецком районе таких спецпереселений было столько, что кого ни спроси – та же тайга, тот же лесоповал... И еще: про несчастную судьбу женщины (башкирской!) и в нашей литературе достаточно произведений – Зайнаб Биишева (“Униженные”), Хадия Давлетшина (“Иргиз”), Тансулпан Гарипова (“Буренушка”), Гульнур Якупова (“Женщины”)...

“До чего же падок наш народ на рекламу, то есть – на слухи! – думал я, в очередной раз отправляясь увероваться в правдивости нового слуха на спектакль “Зулейха открывает глаза”. Ибо я прочитал и роман до этого, и другие повествования и толкования на эту тему, но интересно было поглядеть, как это выглядит на сцене. И сразу же вспомнил историю из своего детства: по деревне прошел слух, что в овраге лежат останки огромного медведя! И весь народ побежал поглязеть на это полуразвалившееся чудище. Ты с ними же – как имеющий полную причастность ко всему, что происходит в твоем окружении... Пришли, посмотрели сверху на остатки вчерашнего злобного зверя, посудачили об их повадках и делах, которые их семейство понатворило в наших краях, и разошлись. А я ушел с вопросом в голове: куда мчались-то очертя голову, ведь живой медвежонок, который был привязан на цепи во дворе у соседа охотника, был интересней?

Башкирский академический театр драмы имени Мажита Гафури был полон. Возможно теми, которые были примануты теми же слухами про “дохлого медведя”. О правдивости воздействия таких слухов на людей я осознал уже на выходе из театра, когда прислушался к разговорам людей: они говорили друг с другом о незаканчивающейся зиме, о бесконечных пробках на дорогах, но никак не о только-что просмотревшем спектакле! И еще: я всегда приглядываюсь во время спектакля на лица соседей – уж не возникают ли у них ощущения как и у меня… Ведь в театр люди приходят за какими-то чувствами – уж издревле это такое место – и это бывает в жизни людей очень редко. И мне совершенно не интересен тот драматург и режиссер, который не сумел вызвать на моей щеке невольную слезу или безудержный хохот, который взывает меня завтра прийти на это же зрелище еще…

Но Зулейха мне не открыла глаза! Не зря вспомнился мне этот случай про медведя именно тогда, когда я выходил из театра после просмотра представления “Зулейха открывает глаза”! Ведь у многих зрителей на лицах было написано то же самое недоумение, вернее – непонимание: на кого, на что должна была открыть глаза эта самая расшумевшаяся на весь мир женщина по имени Зулейха? “Вот посмотришь на историю страны в такой постановке, и сразу же обрадуешься тому, что у нас сегодня и еда на столе, и свобода, и спасибо Путину за это...” – объяснил весь суть этого большого представления в гардеробе один пожилой мужчина интеллигентного вида. Вовремя он сказал. Именно в такие моменты ощущаешь, какое страшное мы пережили в прошлом, и кого благодарить за то, что некоим чудесным образом лишь некоторым, в том числе и твоим родителям, удалось выжить. Спасибо режиссеру Айрату Абушахманову, конечно. Хотя сложнейшую историю нашего общества можно было показать по мотивам любых произведений о том периоде, да и без всяких мотивов... Материала, как говорится, хоть отбавляй! Ведь и в моем Белорецком районе таких спецпереселений было столько, что кого ни спроси – та же тайга, тот же лесоповал... И еще: про несчастную судьбу женщины (башкирской!) и в нашей литературе достаточно произведений – Зайнаб Биишева (“Униженные”), Хадия Давлетшина (“Иргиз”), Тансулпан Гарипова (“Буренушка”), Гульнур Якупова (“Женщины”)...

Про этот страшный период сталинских репрессий я читал много произведений. Но литературными произведениями их трудно называть, художественность там на миниальном уровне. Кстати, как у моего отца, который рассказывал мне сколько раз, пребывая то в одном из них, то в другом. Он с самого детства с лесоповалов не вылезал, пребывая вечно в статусе то кулака – врага народа, то в качестве военнопленного. Так по жизни и остался лесорубом, как в упомянутой инценировке романа героиня тоже остается в лагере…

Трудно сказать, сам с ним не встречался, почему уважаемый мною режиссер Айрат Абушахманов выбрал именно это произведение для постановки на сцене. Мог бы взять, например, вышедший в журнале “Агидель” “Черный этап” Сабита Фазлыева – те же истории, те же лица, те же сюжеты, но все документально и из первых лиц, которые выжили на этой бойне. Но если в России в те времена были сотни, тысячи таких лагерей, то зачем сегодня вспоминать только одну женщину, даже не пострадавшую в них?

Я понимаю Айрата Абушахманова, который хотел проехаться по истории нашей страны на одном сабантуе. Так сказать, показать всему собравшемуся в зале народу сразу – что было в нашей истории кроме наших этих прекрасных театральных площадей. Но люди-то, люди этого не поняли! Потому-что в их глазах я после представления не видел ни сострадания, ни жалости. Иначе все это дорогостоящее огромное действо зачем было затевывать? И главное – всех заманивать шкурой давно мертвого медведя?

Замыслы всегда хорошие. А результат? Я потом многих спрашивал: что вы ощутили на выходе из спектакля? “Ничего!” – был ответ. Тогда почему Вы туда ходили, потратили свое драгоценное вечернее время, которое могли бы, например, посвятить детям? “Ожидание!” – был ответ.

Ожидание чего? А для чего человек ходит в театр? В ожидании слезы на щеке, которые вызывают актеры на сцене, или радости, который делает режиссер на твоих глазах из ничего! Другого там ощущения нет! Остальных у нас и в жизни хватает. Не буду вдаваться в непонятные для простого читателя дебри драматургии и инсценировки. Я об этом и так много наслышан. Сначала скажу о другом. Я в театр хожу обычно за эмоциями. Поплакать или посмеяться от души, в темноте, когда никто не видит, но ты все-таки знаешь, что рядом с тобой сидят такие же одноощущенцы. И всему этому виной – сцена, на которой развертываются те же действия, про которых ты уже прочитал еще в детстве, и поплакал, и посмеялся от души, только в одиночестве и по страницам книг, по этим страницам и буквам твое воображение рисовало в голове черт знает что. И это действо ощущаю я не по сюжету, написанному драматургом лет двести назад, а по реакции зрителей, с которыми ты воспринимаешь зрелище в едином духе, как говорится – с вешалки... И потому я пристально слежу за выражением лиц во время спектакля, а потом уже – по гомону людей на выходе, когда они рассуждают при получении одежды. И, конечно, сравниваю все это с разговорами. Так вот, я не увидел после трехчасового красивого просмотра на лицах сотен людей никаких эмоций! И как заядлый и опытный журналист, сразу взял за рога вопрос: почему? Ведь они – такие же зрители, их сотни, полный зал, пришли в ТЕАТР (может быть – раз в жизни и году и уходят ни с чем?) Ну прямо как после после посредственного обеда в кафе в обычный день. Кто виноват? Не ищи виноватых, покопайся, гласил голос изнутри. Многолетняя практика подсказывала то же самое.

Но есть еще третья сторона медали, о которой никто не знает. Это продюсерство, наглым образом навязывание людям товара, со всех сторон воздействуя на них всеми способами! Вот на что открывает глаза нам героиня по имени Зулейха.

То есть, товар оказался никудышным? Но молодец режиссер, он из ничего сумел создать почти конфетку, иначе эта простая инценировка романа не собрала бы несколько раз подряд полный зал зрителей. Ведь у нас как: сначала одни идут на премьеру, а потом уже по их мнениям и хвальбе туда вереницей тянутся другие. Как говорится, слухами земля наполняется. Вот в чем заслуга Айрата Абушахманова по-моему: из любого материала лепить привлекающее зрителя зрелище. Но что-то в последнее время, как мне кажется, многие режиссеры работают по такой системе: материал очень слабый, а из него нужно слепить стоящее зрелище. Кстати, я близко не знаком с этим режиссером, отца знаю хорошо. Но все-таки уверен, что и его давно пора отметить какой-нибудь наградой на республиканском или государственном уровне. Давно достоин.